События

Навстречу высоте (женский рассказ)

Опубликовано: 8 сентября 2011    Журнал TheStyle

Читайте также:

Loading...

Рассматривая себя в зеркале, Вера в очередной раз удивлялась — и что он в ней нашел? Из зеркала на нее смотрела пухленькая блондинка с усталым взглядом серых глаз. Волосы забраны в хвост. На курносом носу блеклые веснушки… Фигура тоже оставляла желать… Гордиться Вере явно нечем. Давно бы надо заняться шейпингом или плаванием, но времени на себя хронически не хватало.

После смерти бабушки Вера переехала от родителей в ее опустевшую двухкомнатную квартиру, и начавшийся роман со Стасом плавно перетек в почти супружеские отношения. Вера исправно готовила, стирала и убирала. У нее было много обязанностей, чего никак не скажешь о Стасе: все свободное время он проводил на летном поле — прыгал с парашютом.

Экстремальных видов спорта много. Чего только мужчины не напридумывали, чтобы почувствовать, как в крови бурлит адреналин! И тебе гонки, и дайвинг, и альпинизм… Причем делают они все это с таким удовольствием, что когда перестают заниматься, например, из-за болезни чувствуют дискомфорт и угнетение сознания.

Как можно от этого безумства получать удовольствие, Вера не могла понять. Она пыталась представить себя на месте любимого, и ей становилось так страшно, что она чуть не падала в обморок.

Все бы ничего, только Стас никак не мог смириться с тем, что Вера боится высоты. Он постоянно уговаривал ее прыгнуть.

— Как же ты не понимаешь… — заводил он пугающие Веру разговоры. — Это же так здорово! Я там чувствую себя ангелом — у меня вырастают крылья! Тебе надо прыгнуть хоть разочек, и ты сразу все поймешь. Это как в любви — сначала все боятся, а потом жить без этого не могут. А какие там люди! Мы друг за друга и в огонь, и в воду! Тебе с нами будет хорошо!

Но Вера упрямо качала головой и говорила, что ей острых ощущений и на работе хватает. После таких отказов Стае мрачнел и закрывался в комнате. Что он хотел доказать и кому, Вера тоже не понимала.

Только чувствовала, что их отношения заходят в тупик, и после очередного разлада в душе оставалась горькая лужица. С каждым разом она увеличивалась в размерах и в итоге превратилась в немыслимой величины сосуд с горькой настойкой обиды.

В пятницу Стас опять попытался уговорить, а на субботу и воскресенье она осталась одна. Покончив с домашними делами, поехала на другой конец города к родителям: только там она успокаивалась и могла привести мысли в порядок. Пообедав, они с отцом долго пили чай и разговаривали.

— Я тут полистал кое-что, — мягко говорил отец, стараясь не нарушить Верино душевное равновесие. — Жил в Канаде один ученый, Ганс Селье. Его считают основоположником теории стрессов. Выдвинул он теорию… будто стрессы необходимы организму. Нет стресса — нет жизни. Тут, понимаешь, не все так просто… Когда твой Стас прыгает, у него и сердце стучит чаще, и все органы работают лучше. Адреналин поднимает жизненный тонус, пробуждает защитные реакции организма. Ты меня понимаешь?

— Я все понимаю, только, причем тут я? — Вера была готова снова разреветься.
— А это, милая моя, как наркотик. Ему необходимо тебя в это дело втянуть, дать почувствовать, как он живет и чем дышит. И это хорошо! Было бы намного хуже, если бы он не делился с тобой своими радостями и печалями.

— Я готова делить с ним все на свете, только не это! Папа, ну ты-то знаешь, как я боюсь высоты! Это же насилие. Есть физические насильники, а Стас — духовный насильник. Он пытается меня сломать, переделать, подстроить под себя! Но я — это я! Я такая и другой уже не буду. Зачем он вообще со мной связался, ведь он же знал сразу, что я боюсь высоты. Нашел бы себе подругу в этой своей команде. И было бы у них все замечательно!

— Верунчик! — успокаивал ее отец. — Жизнь — штука непростая. Надо уступать. Сегодня уступишь ты, а завтра — он. Из таких уступок и состоит семейная жизнь. Может, тебе все же имеет смысл попробовать, а?

Вера уехала от родителей еще более расстроенная, а дома ее снова ждали одиночество и обида. Стас, как всегда, задерживался: около семи он позвонил и сказал, что ему нужно что-то там обсудить с командой. Слезы снова подступили, хотелось что-нибудь разбить вдребезги. Еще одни выходные пропали — нормальные люди в кино ходят, по гостям… Да мало ли в жизни развлечений? Можно было бы сходить на дискотеку, в крайнем случае — в кино… А у него в голове только прыжки и команда. А где я? Есть в его сердце место для меня?

Вера накрутила себя так, что, когда Стас вернулся, выдала ему по полной программе. После взаимных обвинений они разошлись по разным комнатам и неделю не разговаривали.

А в пятницу Вера обнаружила, что Стасовых вещей в квартире нет и на туалетной полочке сиротливо ютится только ее зубная щетка.

Надо начинать жить сначала. Отревев положенное, на работе Вера подала заявление об уходе: даже мельком видеть своего бывшего возлюбленного она была не в силах. Обида звенела царь-колоколом, в квартире все напоминало о Стасе, денег на жизнь не было. Ничего не хотелось. Вернее, хотелось — не жить.

Подруги, узнав свежую информацию, названивали с соболезнованиями. Вера посылала их куда подальше, а потом и вовсе отключила телефон. Через два месяца такой дурной жизни она похудела и осунулась так, что соседи перестали ее узнавать.

— Куда делась хохотушка Верочка? — качали головами старушки на лавочке у подъезда. — Вот что любовь с людьми делает… Беда-а-а!

Не желая видеть участливых соседей и знакомых, Вера сдала квартиру и переехала в другой район. Комната в большой коммуналке ее успокоила: здесь ее никто не знал и не мог жалеть. Получив за свою квартиру пачку зеленых купюр, Вера не могла придумать, на что их потратить.

Однажды в стеклах витрины она заметила вращающиеся кресла с красивыми до неправдоподобий клиентками — новый салон красоты. «Может, зайти?» — подумала Вера и толкнула дверь. К ней тут же подлетела дама с визиткой на кармашке, сообщающей о том, что она выполняет здесь функции администратора.

— Что будем делать? — спросила дама, бесцеремонно сдергивая с Вериного хвоста резинку.

— Не знаю… — растерялась Вера и готова уже была удрать от хваткой администраторши, но та, уцепив Веру за локоть, потащила в свободное кресло. Тут же материализовалась симпатичная девушка в униформе и стала пристально разглядывать Веру в зеркале.

— Доверьтесь мне, — сказала она, проводя щеткой по ее густым волосам цвета спелой ржи. — Я сделаю из вас конфетку.

Вера доверилась. И не пожалела. Через полтора часа зеркало показало ей роскошную блондинку с пышными вьющимися волосами. Ошеломленная происшедшей переменой, Вера расплатилась, дав мастеру хорошие чаевые, и снова вышла на улицу. В весеннем небе стояло такое ослепительно-яркое солнце, что она зажмурилась и встряхнула кудрями… Волосы рассыпались по плечам, и два парня остановились, засмотревшись на нее.

Ей был странен их интерес. Странен и непривычен. Но с ней, вероятно, действительно что-то произошло за время разлуки со Стасом. Она так похудела, что ее любимые черные брюки чуть не сваливались, и кофточка болталась на плечах, как на вешалке. Все в ней уменьшилось в размерах, только роскошная грудь осталась без изменений и гордо выпячивалась вперед.

Ходить в нелепо болтающейся одежде было немыслимо. Вера зашла в первый попавшийся магазин и огляделась. Рассмотрела пару ценников и пришла к выводу, что денег, чтобы сменить гардероб, ей должно хватить. Потратив еще пару часов на переодевание, Вера вышла из магазина абсолютно новым человеком.

Вернувшись, домой, она достала только что приобретенную косметику и подсела к зеркалу. «Что-то сегодня я слишком много собой занимаюсь», — подумала она, рассматривая свое лицо. Потом, поглядывая на женский журнал и красочные картинки в нем, тщательно наложила косметику и снова уставилась на себя. Это была не она. Интересная, но чужая. Таких снимают для обложек дамских журналов. «И что мне теперь с этим делать?» — спросила Вера и улыбнулась незнакомке. Та улыбнулась в ответ, и ее лицо в зеркале засияло.

Мораторий на встречу с друзьями теперь можно было нарушить. Боль и обида куда-то пропали, зато появилось желание что-то делать. Вера вышла в коридор коммуналки и набрала номер подруги. Зайка обрадовалась, услышав ее, тут же выложила кучу последних новостей и в завершение как бы невзначай проговорила:

— А тут тебя Стас разыскивал… Скучает вроде. Может, имеет смысл ему позвонить?

На этих заставивших Веру окаменеть словах Зайка повесила трубку.

Разыскивал? Скучает? Ну, позвоню я ему — и что изменится? Я же осталась та же самая. Да, внешне изменилась… Но внутри-то нет! Я осталась той же самой Верочкой, со старыми страхами и боязнью высоты. Мне нечего ему предложить. Нечем его удивить. Допустим, мы снова сойдемся, но ведь через месяц начнется, то, же самое. Он снова потянет меня в аэроклуб и будет заставлять прыгнуть. Он прав. Я его никогда не понимала. Я даже не сделала ни одной попытки. Ведь я же элементарно могла бы ждать его на поле и хотя бы на йоту понять, что он чувствует. Я не сделала даже этого. Я просто жила, замкнувшись в панцире, и постоянно оборонялась.

Ну что он там нашел, в этом небе? Почему его туда так тянет? А может, сейчас? Может, съездить на этот аэродром и хотя бы посмотреть, как они это делают? Прыгать — нет. Прыгать я не смогу… Да и зачем? Можно просто поехать и взглянуть одним глазком. Может, тогда я и правда что-нибудь пойму…

И Вера поехала. Узнав по справочной адрес другого, не Стасова, клуба, специализирующегося на «чайниках», на следующий же день ранним утром она оделась по-спортивному и отправилась познавать Тайну.

Новичков, желающих прыгать, было немного — всего три юноши почти подросткового возраста и один пожилой мужчина благородного и степенного вида. Сбившись в кучку, они стояли у окошка кассы и собирались оплатить тренировочный полет. Вера, даже не помышлявшая о том, чтобы прыгать, рассматривала их с интересом. «Что ими движет? — думала она, бросая косые взгляды на смельчаков. — Ну, с юнцами вроде все ясно. Выпендриваются друг перед другом, хотят показать свою смелость. Но что здесь делает этот господин, совершенно непонятно».

Окошко кассы открылось, мальчишки быстро проплатили по четыреста рублей и отошли в сторонку, удивляясь собственному героизму. Мужчина чего-то выжидал, а потом провел перед Верой рукой — в приглашающем жесте. Она непонимающе смотрела на приятного господина.

— Только после вас, мадемуазель, — мягким баритоном проговорил он и еще на шаг отошел от кассы.

«Черт! Черт! Черт!» — с досады чертыхалась про себя Вера, но под пристальным взглядом мужчины достала из сумки кошелек и заплатила нужную сумму. «А, не беда! — вдруг подумала она. — И очень даже хорошо. Инструктаж послушаю. Кучу полезной информации узнаю!» Полезной информации было действительно много. Молодой мужчина долго и нудно рассказывал о том, как себя вести в воздухе после «отделения от самолета», о действиях парашютиста «при приземлении на препятствие» и вообще о том, как остаться живым в непредвиденной ситуации. Один из парнишек прервал бормотание инспектора и задал, видно, сильно интересующий его вопрос: А когда мы перейдем к фристайлу?

— Когда у вас будет достаточный опыт прыжков с парашютом типа «крыло», — недовольно отозвался лектор и продолжил инструктаж.

Представительный господин подсел к Вере за стол и шептал, стараясь, чтобы его не слышал инструктор:

— Вы уже прыгали?

— Нет, — ответила Вера, стараясь не отвлекаться.

— Вот и я в первый раз. Сегодня проснулся и решил — была, не была. Сегодня или никогда. Я мечтал об этом с детства. Рядом с нашим домом был аэродром, и я видел, как парашютисты спускаются с неба. Они мне часто снились. Я завидовал им белой завистью и мечтал, что, когда вырасту, стану парашютистом. А жизнь завертела, учеба, работа, семья. И тут я обнаружил, что боюсь. Как последний трус. Но главное — другое. Я снова начал видеть сны про парашютистов. Мне теперь снится, что я летаю. Как в детстве. И вот, с одной стороны, безумный страх, а с другой — эти сны. Так я сюда и явился. Неужели я не смогу себя преодолеть, спросил я себя. Неужели я убил в себе того отважного маленького мальчика? Простите, я не представился. Маневич. Валентин Аркадьевич. А вас как зовут?

— Вера, — тоже прошептала она, боясь, что им сделают замечание.

— Верочка, я вами восхищаюсь! Вы такая смелая! Посмотрите, у меня дрожат руки. А вы… такая спокойная, уравновешенная…

Вера на него снисходительно посмотрела, а про себя подумала: «Вы, господин Маневич, наивны. Если бы вы знали, почему я спокойная, как удав, вы бы мной не восхищались. Прыгайте себе на здоровье, я на вас снизу посмотрю!»

Их перешептывания действительно прервал инструктор, пригласив к столу со сложенным парашютом. Начались практические занятия. Им стали объяснять работу парашюта в воздухе. Маневич постоянно болтался у Веры за спиной, что-то шептал и мешал — Вере хотелось представить себя юной разведчицей, готовящейся к десанту, но ей это никак не удавалось. Наконец инструктаж был закончен и группе предложили выйти на поле. На стартовой площадке стояли брезентовые укладочные столы с парашютами. Молодежь и Маневич быстро экипировались, а Вера, разглядывая огромный мешок, думала, как ей теперь удрать.

Тут вдруг инструктор, не спрашивая ее согласия, ловко надел на нее основной и запасной парашюты, закрепил лямки и скомандовал: «Пройти к самолету!»

Парнишки надели шлемы и кожаные перчатки. Маневич последовал их примеру, застегнул под подбородком ремешок и крепко взял Веру за руку:

— Умоляю, не дайте мне уйти! Делайте все, что хотите, только не отпускайте меня. В самолете возьмите меня за руку и прыгайте вместе со мной. Сейчас у меня только одно желание — сбежать! Возьмите мои документы! Возьмите деньги! — Открыв Верину сумку, Маневич стал перекладывать туда из своих карманов визитницу, портмоне, связку ключей. — Заберите, чтобы я все время был рядом, может, это меня как-то удержит, — зажмурившись, как от сильной боли, проговорил он и побежал за группой.

АН-2 уже дребезжал на взлетной площадке. Вера растерянно стояла на поле и смотрела вслед новоявленным парашютистам. Инструктор призывно помахал ей руками, предлагая последовать их примеру, потом, видно, понял, что на девушку напал столбняк, подбежал к ней, схватил за плечи и поволок к самолету. Очнулась Вера, только когда самолет был уже в воздухе.

Она отрешенно посмотрела на шлем, который инструктор в последний момент сунул ей в руки, на лица ребят, на побледневшего Маневича… и схватила его за руку. Не потому, что он просил ее об этом. А потому, что ей самой стало вдруг безумно страшно.

Взгляд скользнул по иллюминатору, и она увидела небо! Синее-пресинее! Бездонное, бездонное! «Это все со мной?» — будто во сне подумала Вера, увидев крохотные домики, рощицу рядом с прудом, игрушечные вагончики поезда на ленте железной дороги.

АН набрал высоту, сделал несколько виражей над аэродромом. Выпускающий подсел к Вере, вынул шлем из ее рук и надел ей на голову, отложил ее сумку в сторону. Вера, сидела ни жива, ни мертва. Раздался сигнал, затем зажглась предупредительная желтая лампочка. Самолет вышел на боевой курс, инструктор открыл дверь и посмотрел вниз, прицеливаясь. Потом зацепил карабины вытяжных веревок на трос и дал команду приготовиться к прыжку. Жестом подозвал к себе Веру. Не осознавая собственных действий, она закрыла глаза, механически подошла к двери — инструктор подтолкнул ее и… она шагнула в небо. Какая-то череда событий, лиц, воспоминаний промелькнула перед глазами, и все замерло.

Купол автоматически открылся, и в ушах появилась звенящая тишина. Вера зависла над аэродромом, медленно проходя через потоки воздуха, и открыла глаза.

Страха не было! Она медленно парила в небе, а сердце выпрыгивало из груди. «Я лечу? Мне не страшно? Это правда я?» — в смятении подумала Вера. Чуть выше нее болтал в воздухе ногами Маневич и выкрикивал что-то матерное. Она поняла, улыбнулась. И прокричала на всю планету, на всю вселенную:

— Я лечу-у-у!

Пять минут растянулись в вечность. Приземлившись, они сняли с себя парашюты и уложили в сумки. Маневич подбежал к ней и в порыве восторга крепко прижал к груди.

— Вера! Верочка! Я могу летать! Спасибо! Огромное спасибо! Это из-за вас я решился. Вы такая смелая, такая красивая. Мне стыдно моих страхов. Теперь мы будем летать вместе. Я оплачу ваши занятия и даже более… Я вам не говорил… Но я достаточно влиятельный человек в городе. Просите чего хотите. Я все для вас сделаю, только не бросайте меня. Летайте со мной! Ну! Говорите! Сейчас я — золотая рыбка! Что вы хотите?

— Да бросьте, Валентин Аркадьевич! — вырвалась Вера из его объятий. — Мне не нужна благотворительность. Мне нужна работа. Я умею и хочу зарабатывать.

— А что вы умеете? — все с тем же энтузиазмом спросил Маневич.

— Я бухгалтер. И неплохой. Если вы мне поможете устроиться на работу, вам не будет за меня стыдно.

Маневич оказался директором крупнейшего в городе банка. Он действительно устроил Веру к себе, поставив всего лишь одно условие — она должна с ним прыгать.

Так для Веры началась новая жизнь. Два раза в неделю, а то и чаще, они ездили в аэроклуб и погружались в небо. Инструктор им попался опытный и постоянно капал им на мозги:

— Консультируйтесь с опытными спортсменами, не спешите объять необъятное и после десятка «хед-ап» прыжков слетаться в чайниковские формации или хвататься за скайбол и переворачиваться с ним в «хед-даун», тем самым тормозя свой прогресс. Раскошельтесь на прыти с видеооператором и слезно просите меня комментировать ваши прыжки. И, самое важное, пока вы чайники, помните, что волей-неволей представляете собой угрозу и для других чайников и опытных спортсменов — столкновения, беспорядочное передвижение в пространстве, корявые заходы и тэдэ. Будьте аккуратны, внимательны и осторожны. И слушайте меня во все уши!

Проходили недели, месяцы, и в Вериной личной книжке прыжков и заданий прибавлялось записей. Рубеж в сто прыжков преодолен, с АН они пересели на вертолет. Купольный парашют сменился на парашют типа «крыло», высота в один километр поднялась до четырех, и под наблюдением инструктора они уже стали заниматься воздушной акробатикой. Дни замелькали.

Вера посвежела и загорела, а благодаря банковскому окладу не отказывал себе в приличном гардеробе. Отношения с шефом у нее были замечательные, и только одно тревожило — Стас продолжал ее разыскивать.

Верины подруги, по его просьбе, не уставали ей передавать — мол, ему уже давно плевать, будет она с ним прыгать или нет, пусть простит и возвращается.

Горькая обида на любимого — странно, но любовь исчезать и не собиралась — стала потихонечку стираться, а ей на смену пришли гордость и уверенность в себе. Только сейчас Вера поняла, чего Стас от нее хотел. Теперь она была благодарна ему за это. И готова к встрече.

Никого, не предупредив, она появилась в аэроклубе аса и, предъявив личную книжку прыжков, попросилась в его группу. Как члену другого клуба ей пришлось заплатить, и немало, но Вера даже прибавила. Воскресенье на взлетном поле в красивом спортивном костюме, шлеме и темных очках нервно прохаживась девушка, ожидая группу. Команда была почти в сборе, когда к Стасу подошел его приятель Гришка Снегирев и, хлопнув по плечу, сказал:

— Сегодня с нами такая девушка летит, закачаешься. Видел ее книжку… Она скоро нам всем фору даст. А красавица! Имей в виду, я ее первый увидел. И всех наших уже предупредил — клинья не подбивать!

Стас лишь покачал головой и пошел к самолету. Прыжок был удачным. Вера все выполняла на автопилоте и получала огромное наслаждение. Когда команда приземлилась, многие бросились Веру поздравлять, Стас, удивленный ее мастерством и смелостью, вместе со всеми.

Он протянул ей руку, ожидая ответного пожатия, но Вера руки не подала. Она сняла шлем, защитные очки и встряхнула золотыми кудрями.

Стас, словно ослепнув, замотал головой. Когда, наконец, до него дошло, кто перед ним, и в глазах его появилось узнавание, Вера бросилась ему на шею.

С того дня они снова стали жить вместе. И вскоре команда парашютистов, включая господина Маневича, гуляла на их свадьбе и не переставала удивляться – на что способна любовь!

Теги: , , ,

Читайте также

Комментариев - 0

Просмотров - 2354

Оставить комментарий


Внимание! Администрация журнала TheStyle обращается к читателям с просьбой или, если хотите, требованием: не использовать в комментариях ненормативную лексику, не высказывать оскорблений в адрес героев статей, журналистов, других пользователей и не рекламировать что-либо. Администрация проекта оставляет за собой право удалять любые комментарии по своему усмотрению без предварительного уведомления.

Мода на ладони

TOP недели


Опрос

Если Вам завтра представится отличная возможность изменить своей половинке, тогда:

Результаты

ФОТОРЕПОРТАЖ

© 2014 Журнал TheStyle. Перепечатка авторских материалов журнала разрешена только с прямой активной ссылкой на http://thestyle.com.ua/
По общим и административным вопросам обращайтесь info@thestyle.com.ua. По вопросам размещения рекламы reklama@thestyle.com.ua